Сванети во всей ее непокорной красоте

Сванети во всей ее непокорной красоте

Сванети во всей ее непокорной красоте

Вернулась я из Сванети, и могу сказать, что это было лучшим завершением лета, в котором были Сараево, Мостар, Батуми (дважды), Сарпи (дважды), Казбеги, Сно, Джута, Мцхета, Жинвали, Казантип в Анаклии, и вообще довольно много впечатлений, гостей из разных стран и всего того, что можно назвать жизнью.
Но Сванети – это что-то особенное. Без шуток. В прошлом году я уже там бывала, и мне хотелось еще – только вот когда, я не знала. Вышло так, что к концу этого лета в голове собралось слишком много информационного мусора, и нужно было срочно перезагружаться. Уехать повыше, отключиться от телефона и интернета, не встречать никаких знакомых и много молчать представлялось лучшим выходом.

Поначалу молчать, созерцать и дышать получалось хорошо. Добравшись ночным поездом до Зугдиди (22 лари) и взяв там маршрутку до Местии (15 лари), я смотрела в распечатку с грузинскими глаголами и за окошко, и было мне уже спокойнее. Добравшись до Местии, решила никуда не бежать и валялась в гамаке с романом “Дата Туташхиа”, слушала, как шумит река, гогочут гуси и звенят колокольчики на шеях у коров.

После трех часов отдыха шило начало приплясывать, и я пошла пройтись. Итогом прогулки стал вопрос к местному жителю, есть ли у него башня, и если да, то можно ли мне туда. Пять минут и четыре шаткие лестницы спустя очень пыльная я стояла на верхнем этаже башни XIII века и пыталась сфотографировать себя, вытянув руку из узкого оконца. Честно говоря, не очень представляю, насколько успешно из этой башни можно обороняться, но посмотреть было интересно.


Мой хитроумный план притворяться немкой и не говорить о войне дома начал потрескивать по швам, когда оказалось, что хозяйка гест-хауза и девочка, с которой я делила комнату, говорят по-немецки. Девочка оказалась из Берлина, изучала русский, чтобы читать Достоевского в оригинале… В общем, нам было, о чем поговорить.

На следующий день отправилась в Ушгули. По дороге заезжали в церковь Святой Варвары в Ипари, и сделали остановку возле так называемой башни любви. Там предприимчивая бабушка брала людей по лари за вход (в прошлом году такого не было), а около забора валялись бутылки и мусор. Русского языка бабушка понимать не хотела, но то, что если она нелегально берет деньги и не убирает территорию, я могу объяснить и по-грузински. Правда, сомневаюсь, что за ее извинениями и оправданиями последуют действия, но не сказать я не могла: очень-очень стыдно.

Магазин, в который я зашла за водой, оказался магазином друга родственника моего друга, так что приняли меня со всеми почестями, без “девушка-красавица-отведай-кубдари”, вручили ключи от лошади хорошего смирного коня, и я поскакала к подножью самой высокой горы Грузии, Шхары, чтобы немного развеяться.


DSC_9796

На обратном пути перескакала реку и заехала на Зеленое озеро, прятавшееся за холмом. Потом меня на другом коне нагнал маленький сын хозяина лошади, и дальше мы поскакали вместе. Кони принялись соревноваться в том, кто из них более мужик, и пытаться друг друга обогнать. От этого галопа у меня до сих пор болит искатель приключений 🙂



DSC_9759

В общем, удалиться от общества получалось с переменным успехом. Вернув коня, перекусила с новыми знакомыми чвиштари, выпила три рога вина и начала понимать, что от себя не убежишь: даже если с утра просыпаешься с мыслью стать збагойной и немного более девочкой-девочкой, – конь, пандури и вино догонят тебя даже на высоте двух с лишним тысяч метров.
На следующее утро я планировала пройти расстояние в 8 километров до подъемника в Хацвали. Зарядивший с утра дождь не испугал: когда он немного прекратился, я смело выдвинулась из дома. После примерно 5 пройденных километров дождь стал довольно сильным, и тут очень кстати на трассе показался мини-автобус, который меня и подобрал. Однако оказалось, что канатка закрыта из-за тумана, и мы приехали обратно в Местию, где дождем и не пахло.


DSC_9818

Все еще саднящий после галопа искатель приключений позвал меня съездить автостопом в коммуну Бечо, где очень хорошо видно гору Ушба и весьма живописно течет приток Ингури, река Долра. Есть там еще водопад Мазери, но до него было 9 километров, а времени было уже не так много: в такие походы лучше выдвигаться с утра… Но сидеть на месте было невыносимо. Так вот, доехала до Бечо на попутке, погуляла там, попиликала на гармошке на берегу реки и попуткой же вернулась в Местию. Там над горами в стороне Хацвали облаков уже не было, и я снова решила попытать счастья с канаткой и попуткой. Доехала туда, и о чудо: всё работало.



Одиноко и задумчиво посидеть с чаем и посозерцать горы вышло недолго. В ресторане на верхушке Зурулди была группа от турагенства, с которым я в прошлом году ездила в Хевсурети и Вардзию, и я начала разговаривать со своими знакомыми гидами, что закончилось сдачей билета на поезд и договоренностью поехать с ними в Тбилиси через Мартвильский каньон 😀

Вторая попытка уединиться и посозерцать закончилась знакомством с двумя польскими лесниками (один сажает лес, другой его заготавливает), которые раз в год ездят куда-то за фольклором. В этом году их занесло сюда, и они рассказывали мне о том, какие людей встречали (“Ну представь: в этом селе живут козы, овцы, и философ!”) и что видели. По дороге с подъемника пели “Гей, соколи!” и договорились, что вечером они меня приглашают в соседнее село, Ленджери, к ним на ужин, а потом привезут обратно.

Ужин проходил в доме основателя сванского ансамбля “Riho” (http://www.festivaldelimaginaire.com/POLYPHONIES-VOCALES-DE-SVANETIE.html), и это было так неожиданно и правильно, что я слушаю эти песни просто из первых уст, за меня пьют тосты (ничего лучше “Когда Дарья сидит на фоне Ушбы, я не замечаю Ушбы, а вижу только Дарью” я давно не слышала) и общаюсь с основателем ансамбля Исламом Пилпани на грузинском, потому что на других языках он почти не разговаривает. Вот эту песню пытались разучить поляки, чтобы потом, по их словам, петь в лесу с еще пятью медведями.

После ужина меня и правда безропотно отвезли в Местию, попутно подбросив пять израильских подростков, которые направлялись туда посреди ночи, чтобы выпить по стаканчику.
Утром я прозвонила в cultur.ge, чтобы убедиться, что договоренность в силе, и села ждать их на главной площади Местии. Прождав с полчаса, набрала еще раз, и оказалось, что в спешке они забыли мне перезвонить и отъехали уже довольно далеко. Решили встретиться в Зугдиди и дальше таки ехать вместе.

Надо было спешить, и я снова стала стопить: поймала попутку, которая ехала только до коммуны Пари, и мы поехали с остановками на поздороваться с соседями и четвероюродными братьями. Выйдя возле подъема на Пари, я тут же поймала машину с польским профессором за рулем, который, к тому же, был глуховат на одно ухо, поэтому извинялся, что не может говорить. Это мне и нужно было, так что остальную дорогу я благополучно пронаслаждалась видами. Молча. Водил профессор, как грузин, и в Зугдиди я явилась на 10 минут позже группы, уехавшей из Местии на полчаса раньше меня.
DSC_9881
Оттуда через руины города Нокалакеви, Мартвильский каньон и ресторан, в котором мы отведали эларджи, я и доехала домой.

Путешествие, как видите, вышло, что надо. Только вот мало мне. Очень, очень хочется обратно.

DSC_9651

About Dariko

Born in Ukraine, now Tbilisi-based. Love seeing new places.

Page with Comments

  1. Хороший материал, спасибо узнала нечто новое. Очень люблю Грузию и народ Кавказа. Люди там добродушные и гостеприимные. Мы путешествовали автостопом с палаткой в тех краях, если захотите, то вот наш отчёт о полугодовом путешествии: http://hramputi.ru/gruziya/ конечно спали не всегда в палатке, часто приглашали в гости незнакомые люди, ещё мы даже умудрились поработать официантами а Грузии. Природа там уникальная и словно создана для кемпинга. Трава зеленее и мягче нашей 🙂

Comments are closed.